Суточные карманные: зачем украинцам запретили рассчитываться наличными более 50 тыс. грн

  • Пятница, Январь 6, 2017, 16:52 1613
1-grivnyi-500-pachka-300x179

Нацбанк взялся отучить украинцев от «кэша». Теперь за наличные нельзя купить товар или услугу, дороже 50 тыс. грн. Что это означает?

Нацбанк ограничил предельную сумму расчетов наличными. Ограничение действует с 4 января 2017 года. Теперь физическое лицо в течение одного дня может осуществить покупку или оплату наличными на сумму, не превышающую 50 тыс. грн. Об этом говорится в постановлении Правления Национального банка Украины. Контроль за соблюдением порядка проведения наличных расчетов за товары или услуги будут осуществлять органы Государственной фискальной службы Украины, пишет nv. Ранее ограничение действовало на уровне 150 тыс. грн.

«Национальный банк Украины отмечает, что установление предельной суммы расчетов наличными на уровне 50 тыс. грн не доставит неудобств гражданам и не заденет ежедневные покупки населения, поскольку будет касаться только крупных покупок (недвижимости, драгоценностей, транспортных средств, предметов искусства, меха, дорогих часов, путешествий и тому подобное). Решение Национального банка Украины по этому вопросу полностью соответствует международному опыту – многие европейские государства (Франция, Бельгия, Португалия, Италия, Испания, Греция) установили предельные суммы наличных расчетов, другие страны также планируют ввести аналогичные нормы», – утверждают в НБУ.

Расчеты на сумму, которая превышает 50 тыс. грн, физические лица должны осуществлять, перечисляя средства со счета на счет, либо вносить или перечислять средства на текущие счета.

Регулятор считает, что такое ограничение будет обеспечивать стабильность поступлений наличности в банковскую систему, ускорит оборот и сузит сферу использования наличных денег, а также будет способствовать развитию безналичного сегмента.

Пропагандируя новшества, Нацбанк сравнивает его с опытом европейских стран и расписывает его преимущества следующим образом:

Тень и схемы

Потребительский рынок ограничение наличных расчетов воспринял весьма критически. НБУ упрекнули, что он отбирает право на свободное пользование собственными деньгами. К тому же это приведет к дополнительным расходам, поскольку банки будут брать комиссию за осуществление расчетов.

Банковский сектор в целом страдает от низкого доверия к банковским учреждениям, которое еще больше упало после обнародования е-деклараций. Те показали, что чиновники и политики отдают предпочтение кэшу под матрасами. Впоследствии временные проблемы с банковскими расчетами наблюдались после решения о национализации ПриватБанка.

«Последствия ограничения могут быть совсем не такими, как ожидают в НБУ. Получим увеличение теневой экономики и уровня коррупции. Люди найдут, как избежать ограничений и дополнительных расходов, которые будут возникать из-за необоснованной банковской комиссии за обслуживание банковских счетов и операции с ними», – говорит НВ юрист Ростислав Кравец. Он считает, что ограничение приведет к спаду внутреннего потребления и негативно повлияет на экономику страны.

Контроль за соблюдением порядка проведения наличных расчетов за товары и услуги будут осуществлять органы Государственной фискальной службы Украины – это пугает потребителей и потенциально может привести к росту коррупции в налоговом органе.

Органы государственного финансового контроля могут мониторить расчеты свыше 50 тыс. грн. Эта информация может использоваться для сопоставления доходов и расходов человека, а также выявления источников происхождения средств.

«По Конституции лицо не является виновным пока его вина не будет доказана в судебном порядке. Однако, люди почему-то должны будут давать объяснения налоговой по поводу того, за какие средства они делали ты или другие покупки», — говорит Кравец, который считает, что НБУ своим решением нарушает принцип презумпции невиновности.

Деньги в мешках

Зато экономист Виктор Лисицкий считает шаги НБУ обоснованными. Его аргументы такие. 50 тыс. грн в день – достаточно большая сумма, при том, что львиная часть граждан тратит средства на продукты питания, покупку одежды и лекарств, оплату коммунальных услуг. В большом количестве магазинов сегодня есть терминалы для безналичной оплаты. А банки далеко не все берут комиссию за обслуживание счетов.

«Я не бедный человек. Делал разные покупки. И хоть тресни, не помню, чтобы приходилось платить кэшем такие суммы, — говорит Лисицкий. — Хороший мужской костюм стоит максимум 10-15 тысяч. Чтобы стол накрыть на Рождество, сколько потратишь? Пусть 2 тыс. грн, – говорит Лисицкий НВ. – Подозреваю, что резко против ограничений – те, кто работал с наличными в теневой экономике. Они почувствуют заметные неудобства. Я им честно сочувствую».

«Тень», говорит экономист, в Украине возникла не потому, что большинство украинцев – мошенники. Она начала формироваться еще во времена Михаила Горбачева, когда деньги начали носить мешками, иначе было трудно работать.

«Нужно перестраиваться. Это же должно завершиться, – говорит Лисицкий. – Путин дал нам хорошего пинка, и мы идем в Европу, где у людей не бывает больших объемов наличности. Разве что у гангстеров».

Последствия вместо причин

Не впадать в панику из-за ограничения суммы расчета в наличных призывает и банковский эксперт Василий Горбаль, бывший владелец банка. Он рассказывает, что идея об ограничении на наличные расчеты – не новая, ей около 15 лет. Во времена президента Леонида Кучмы существовал даже соответствующий Указ президента относительно содействия развитию безналичных расчетов.

«Реформы регулятора можно приветствовать. Нужно создавать современную прозрачную банковскую систему. Но, к сожалению, экономика остается в стороне: реформами в банковской сфере опережают реформы в экономике, а это должно быть хотя бы синхронно. Получается, что мы боремся с последствиями, а не с причинами», — говорит Горбаль, добавляя, что Совету Нацбезопасности, к примеру, недавно рассматривавшему вопрос ПриватБанка, стоило бы рассмотреть и основы недоверия к банковской системе в целом.

«Нужны разные меры – и информационные, и законодатели. Это – вопрос номер один», — говорит бывший банкир.